Мировые новости

От «великой» матери Чингисхана до «женского султаната»

10.03.2018
От «великой» матери Чингисхана до «женского султаната»

История тюркских народов не так богата именами женщин, которые эту историю делали. Это тем более удивительно, если вспомнить, что женщины-«тюрчанки», как правило, вовсе не находились в однозначно подчиненном, «забитом» положении и даже нередко воевали рядом с мужчинами. А у некоторых народов был такой обычай: чтобы жениться на девушке, джигит должен был одолеть ее в борьбе. Тем не менее, что в языческий период, что после принятия ислама (большинство тюрок исповедуют эту религию), тюркские женщины в основном оставались в тени мужчин. «Реальное время» отказывается мириться с этой несправедливостью и предлагает вниманию читателей свой список исторических, но не всем известных (за некоторыми исключениями), а то и вовсе незаслуженно забытых женщин тюркского мира.

1. Афак (Аппак), жена поэта Низами (дата рождения неизвестна, дата смерти: 1178 или 1179)

Жена классика средневековой восточной поэзии Низами Гянджеви была кипчакской рабыней, которую ему в 1170 году подарил правитель Дербента Сейфаддин Музаффар. Низами освободил Афак и женился на ней. Аппак в переводе с кипчакского означает «белая-пребелая», что говорит, по всей видимости, о цвете кожи или волос наложницы. Сам поэт называл ее «величавой обликом, прекрасной, разумной».

Афак была его первой и любимой женой. В 1174 году у них родился сын Мухаммед. Однако через 5 лет Низами ждал первый удар судьбы: когда он заканчивал поэму «Хосров и Ширин», Афак умерла. Об этом строки поэмы:

По-тюркски тронулась в кочевья, словно нож

В меня вонзив, свершив не тюркский ли грабеж?

Но коль тюрчанки нет и тщетны все погони,

Над тюркорожденным, Господь, простри ладони.

Под «тюркорожденным» следует понимать сына Мухаммеда.

Точно так же скоропостижно скончались две другие спутницы жизни Низами — каждый раз, когда поэт завершал новую большую поэму, у него умирала жена. По этому поводу он скажет однажды: «Боже, почему за каждую поэму я должен пожертвовать женой?».

2. Оэлун, мать Чингисхана (дата рождения неизвестна, дата смерти: 1208)

Мать Чингисхана, конечно же, была не тюрчанкой, а монголкой (из племени олхонут), и входит она в этот «топ» в силу родства монголов с тюрками по алтайской языковой семье и общего влияния, оказанного ее сыном на туранский мир.

Оэлун («великая»), старшая жена Есугей-баатура, была в юности похищена им у соперника, с которым она уже была помолвлена. Она успела родить Есугею четырех сыновей и дочь; через год после рождения последней хан скончался. К слову, скорее всего, он был отравлен представителями еще одного монгольского племени «татары».

Таким образом, Оэлун осталась одна с пятью малолетними детьми на руках. Вдобавок глава клана тайчиутов отобрал у нее принадлежавший мужу скот и фактически обрек семью на годы голодного существования и скитаний. Тем не менее женщина вырастила и поставила детей на ноги, да еще как — ее старший сын Темуджин-Чингисхан, которому она с детства предрекала героическую судьбу, основал самую большую в истории континентальную империю.

Став вождем монголов, Чингисхан вторично выдал свою мать замуж и выделил ей 3 тысячи бойцов. В монгольских хрониках ее называют «женой чести, совета, разума и холодной решимости».

3. Алтынчеч, Каракюз, Гайшабике — легендарные персонажи

Женщины исторических легенд татар. Алтынчеч — дочь булгарского хана, которая, как и Гайшабике, встала в боевой строй рядом с мужчинами для отражения вражеской агрессии. Часто в этих преданиях в качестве нехорошего завоевателя фигурирует Тамерлан, но это, скорее всего, результат более позднего наслоения — на самом деле легенды инспирированы нашествием монголов в XIII веке.

По одной из легенд, Алтынчеч преследуют враги, и, чтобы спасти жизнь и сокровища ханской казны, она замуровывает себя в пещере где-то в Уральских горах и охраняет вход в нее до сих пор. По другой легенде, после разгрома Тамерланом Булгара сорок девушек во главе с Алтынчеч берут под защиту Биляр, где героически погибают. Место их захоронения называется «Кызлар зираты» («Девичье кладбище»).

В 1941 году легенду об Алтынчеч языком оперы изложили Назиб Жиганов и Муса Джалиль.

Если же говорить о реальных булгарских принцессах, то из них, наверное, можно назвать Алтын Бертек. Ее имя можно обнаружить на мусульманской эпитафии с датой «696-м, 8-й день месяца зульхиджа» (соответствует 27 сентября 1297 года), найденной на территории Архиерейской дачи. На сегодня это древнейший письменный документ, относящийся к истории Казани.

4. Тайтуглы-хатун (Тайдула), жена золотоордынского хана Узбека (дата рождения неизвестна, дата смерти: 1361)

Ибн Баттута, арабский купец и путешественник, объехал все страны исламского мира. Побывал он и в столице Золотой Орды Сарай-Берке (в 1334 году при хане Узбеке) и в Булгаре (последнее нередко оспаривается). Путешественник временами поражался обычаям народов, недавно принявших ислам. Так, например, он был шокирован тем, как на равных разговаривают тюркские женщины со своими мужьями и как они не избегают мужчин.

Удивило его и то, как уважительно обращался со своими супругами хан Узбек, особенно с любимой женой Тайтуглы-хатун (Тайдула). Лица они, как и все тюркские женщины, не закрывали.

Любимая жена Узбека получила этот статус, по свидетельству Ибн-Баттуты, благодаря загадочной особенности: «Каждую ночь султан находит ее как бы девственницей». После смерти мужа Тайдула приняла деятельное участие в междоусобной войне двух своих сыновей, Тинибека и Джанибека — на стороне последнего. Попутно с ее помощью был ликвидирован еще один претендент на золотоордынский престол — Хызрбек, сын Узбека от другой жены. После смерти Джанибека Тайдула участвует в управлении государством при хане Бердибеке, ее внуке, а после убийства внука мятежниками — в новой изнурительной борьбе за трон. В ходе этой борьбы она и была убита вместе со своим новым мужем Наурузом.

Отметим, что Тайдула — ключевой персонаж фильма Андрея Прошкина «Орда» (2012). Царицу в нем играет известная актриса Роза Хайруллина, получившая за эту роль премию «Ника».

5. Ульджай Туркан ага, жена Тамерлана (дата рождения неизвестна, дата смерти: 1367)

Любимая жена Тамерлана-Тимура (одна из 18) была, что логично, и матерью его первого и любимого сына Джахангира. Благодаря браку с Ульджай, Тимур смог создать союз с ее братом — эмиром Хусейном. Но известна она не только этим. Ульджай была самоотверженной женщиной — в трудное для мужа время она отдала ему свои драгоценности, подвергалась вместе с ним нападениям, побывала с ним в плену. Видимо, поэтому Ульджай пользовалась большим доверием Тимура, везде его сопровождала и была в курсе дел.

Ульджай умерла, когда Тамерлану был всего 31 год. Сколько было самой Ульджай, неизвестно, дата ее рождения не сохранилась. Через 9 лет, в 20-летнем возрасте, умер и Джахангир. Говорят, что «Хромец» сильно переживал смерть обоих.

6. Джанике-ханым, дочь Тохтамыша (1380—1437)

У хана Золотой Орды Тохтамыша было 13 сыновей и неучтенное количество дочерей, но относительно известна судьба только двоих из его детей — Джанибека, который 2 года был ханом в Крыму, и Джанике-ханым, ставшей героиней легенд, в которых она неизменно умирает в юном возрасте.

На самом же деле в юности у нее все только начиналось — она была выдана замуж за Едигея, знаменитого эмира Ногайской орды и предка Сююмбике. Почти сразу после свадьбы Едигей совершил предательство и перешел на службу к Тимуру — главному противнику Тохтамыша и будущему победителю Золотой Орды. Джанике-ханым, знавшая систему власти отца изнутри, выполняла роль советника Едигея.

В 1420 году ее муж, по данным ал-Айни, сразился с крымским войском ее сводного брата, хана Золой Орды Кадыр-Берди. Оба они погибли в битве. После смерти мужа Джанике едет в крымский город Чуфут-Кале, поскольку по материнской линии она была связана с крымскими татарами. Вероятно, она и управляла кыркорским бейликом (крымско-татарское название Чуфут-Кале) до самой своей смерти в 1437 году. Историческая заслуга Джанике в том, что она поддержала претензии на власть своего дальнего родственника Хаджи-Гирея и фактически способствовала созданию самостоятельного Крымского ханства, управляемого династией Гиреев.

7. Айше Хафса-султан, мать Сулеймана Великолепного (1479—1534)

Одна из самых уважаемых турецким народом женщин, жена султана Селима I и мать султана Сулеймана I, была, по одной из версий, дочерью крымского хана Менгли-Гирея.

С 1520 по 1534 гг. Айше Хафса-султан была самой влиятельной фигурой в гареме. Она первой из османских женщин получила титул «Валиде-султан» — официальный титул матери правящего султана. Правда, существует также версия, что матерью Сулеймана Великолепного была не она, а наложница европейского происхождения, тоже по имени Айше. Айше Хафса же осталась в народной памяти как добрая «валиде»; по ее указанию строились школы, больницы, мечети, а нуждающимся выделялись деньги.

8. Гаухаршад (Ковгоршад) (1481 — не ранее 1546)

Своего рода предтеча Сююмбике: также правила Казанским ханством в качестве регентши и, более того, фактически привела ногайскую княжну еще ребенком в Казань — именно Гаухаршад настояла на том, чтобы малолетний хан Джан-Али женился на Сююмбике.

Гаухаршад возглавила правительство Казани в результате сложного процесса согласования интересов «восточной» и «московской» партий, действовавших в Казанском ханстве. После смерти ее брата, хана Мухаммед-Эмина, в 1519 году, местная династическая линия прервалась, и во главе Казанского ханства встала крымская династия. Этим был недоволен московский князь Василий III, который организовал несколько неудачных походов на Казань. В итоге московская партия сплотилась вокруг Гаухаршад как единственной продолжательницы линии Улу-Мухаммеда. В 1531 году представитель крымской династии Сафа-Гирей был свергнут и бежал. Москва хотела видеть в роли хана касимовского правителя Шах-Али, уже успевшего порулить Казанским ханством в 1519—1521 гг., но казанцы были категорически против и предложили компромисс — регентство (поначалу оно было промосковским) Гаухаршад при младшем брате Шах-Али, касимовском царевиче Джан-Али. Оно продолжалось больше 10 лет, в этот период была осуществлена попытка казанцев перейти к самостоятельной политике, что выразилось в дворцовом перевороте и убийстве Джан-Али. На престол вновь был приглашен Сафа-Гирей. В дальнейшем нестабильное состояние ханства только усиливалось.

Как и в случае с Сююмбике, имя Гаухаршад овеяно легендой. По преданиям, регентша после многих лет геополитического лавирования поклялась всегда мстить русским и утопилась в озере Кабан, где с тех пор утягивает на дно купающихся.

9. Сөембикә (1516 — предположительно 1557)

Самая, наверное, любимая женщина татарского народа. Именно эта фигура, точнее ее непростая судьба, символизирует последние, трагические годы существования ослабленного Казанского ханства, ставшего ареной столкновения более крупных игроков.

Дочь ногайского бия Юсуфа и потомок основателя династии Ногайской орды Едигея, она в 12-летнем возрасте была обручена с ровесником Джан-Али (см. выше). В 17-летнем возрасте Джан-Али стал ханом. Жену он не любил, детей у них не было, и Сююмбике просила отца забрать ее домой. Однако через 2 года Джан-Али в результате дворцового переворота был убит, и его супругу «унаследовал» старый новый хан Сафа-Гирей, уже имевший несколько жен. От него Сююмбике родила сына Утямыш-Гирея, и после смерти Сафа-Гирея в 1549—1551 гг. правила ханством в качестве регента (сын еще не достиг совершеннолетия), став в истории одной из первых мусульманок — главой государства. В 1549 году ей было 33 года.

В 1551 году мурзы выдали ее Ивану IV: казанская политическая элита стремилась как можно быстрее избавиться от нее и ее сына, так как они ассоциировались с Крымом — основным противником Москвы на внешнеполитической сцене в это время. Московские власти расценивали ее как плененного врага по той же причине (см. публикацию в «Реальном времени» «Сююмбике в Москве и Касимове: исторические факты и легенды о казанской царице»).

В мае 1552 года Сююмбике была выдана замуж за Шах-Али — вопреки ее желанию вернуться к отцу, а точнее именно для того, чтобы не дать ей этого сделать и «держать в поле зрения».

«Дата смерти Сююн-бике — один из наиболее сложных и, по-видимому, окончательно неразрешимых вопросов. Вероятно, она умерла не ранее 1554 года». Где покоится прах татарской царицы, также неизвестно.

10. «Женский султанат» (1550—1656)

Достаточно противоречивый период истории Османской империи, с которым некоторые историки связывают начало упадка этого государства. Вопреки «наименованию», женщины в эти сто с небольшим лет султанами не были (это было запрещено), но оказывали большое влияние на государственные дела.

Первый шаг к женскому султанату сделал Сулейман Великолепный (Кануни), вступивший, в отличие от предшественников, в законный брак с Хюррем Султан, известной в Европе как Роксолана. Сулейман много времени проводил в походах и сведения о делах в столице предпочитал получать от Хюррем, которая, кроме прочего, еще и принимала иностранных послов и вела официальную переписку. После нее «султаншами» были Нурбану, Сафие, Михримах, а апогея это явление достигло при Кёсем Султан, которая была валиде сразу при двух султанах — Мураде IV и Ибрагиме I. Завершает эту цепочку Турхан Султан.

Одним из недостатков эпохи женского султаната считаются процветавшее тогда кумовство и определенная хаотичность управления.

11. Фатима-Султан бикем, последняя касимовская ханша (дата рождения неизвестна, дата смерти: ок. 1681)

Жена касимовского хана Арслана, мать его сына, царевича Сеид-Бурхана (в крещении Василий Арсланович), и последняя касимовская ханша, судьба которой схожа с судьбой Сююмбике. Родилась Фатима в семье Ак-Мухаммеда Шакулова, представителя одного из известных татарских родов. Шакуловы и несколько других родов были «хранителями традиций» ханства, и в родстве с ними были заинтересованы чингизиды, дабы не выглядеть совсем уж «варягами». Поэтому внук сибирского хана Кучума хан Арслан, получивший в 1614 году от Москвы жалованную грамоту с правом именоваться касимовским ханом, и женился на Фатиме Шакуловой.

Однако чем дальше, тем страннее выглядело татарское удельное княжество в самом сердце России, поэтому реальная власть уходила из рук касимовского хана. «Рулил» на территории касимовский воевода, назначаемый Москвой. Когда в 1626 году хан Арслан скончался, регентами при его двухлетнем сыне стали его мать Фатима-Султан и дед Ак-Мухаммед Шакулов. При этом по московским «документам» Сеид-Бурхан проходил уже не как «царь касимовский», а как царевич. Кроме того, начиная с правления Сеид-Бурхана, Романовы стали настаивать на крещении правителя Касимовского ханства и его элиты (прежде христианизация была относительно добровольной).

Фатима-Султан препятствовала крещению малолетнего сына, однако в «сознательном» возрасте Сеид-Бурхан все же крестился, что подорвало саму основу государства, пусть и номинального, доселе его правителем мог быть только мусульманин. Де-факто это означало конец истории ханства.

12. Кисябика (Кисянбика) Байрясова (1679—1739)

«Башкирская Жанна д'Арк» известна тем, что в 60-летнем (!) возрасте была сожжена заживо в назидание другим насильно крещеным «басурманам» (мусульманам), вернувшимся в лоно своей религии.

Родилась Байрясова в 1679 году на территории современного Башкортостана. В начале XVIII века Россия начала активно осваивать Урал — открывала месторождения и строила города и заводы (тогда был основан, в частности, Екатеринбург). Местное население противилось этому, опасаясь потери вотчинных прав на земли, которые были получены по условиям присоединения к России и насильственной христианизации. Бунты подавляла т. н. «горная власть» во главе с автором «Истории Российской» Василием Татищевым. Повстанцев убивали, а жителей бунтующих деревень продавали в крепостные и крестили. Этой участи не избежала и Байрясова.

Женщина трижды сбегала из Екатеринбурга. Дважды она получала наказание плетьми, а на третий раз ей был вынесен приговор: «Пойманную башкирку, которая была крещена и дано ей имя Катерина, за три в Башкирию побега и что она, оставя Закон Христианский, обасурманилась <…>, казнить смертию — сжечь, дабы впредь, на то смотря, другие казнились».

13. Фатиха Аитова, просветитель, общественный деятель (1866—1942)

Революционерки среди тюркских женщин больше были известны как просветительницы и, как мы бы сейчас сказали, общественные активистки. Одна из них, дочь купца Яушева, меценатка Фатиха Аитова (1866—1942), известна как создательница первой женской татарской гимназии. Ее муж — миллионер Сулейман Аитов, в 1890—1917 гг. гласный городской Думы, член правления Купеческого банка — также был не чужд благотворительности.

Аитовы основали две мечети в Казани, при этом Фатиха Аитова выступала за светское образование татар. В 1897 году она на свои деньги открыла в Казани начальную школу для девочек из бедных семей. Гимназия, для которой муж Аитовой построил кирпичное здание, была открыта перед самой революцией, в 1916 году.

14. Мухлиса Буби, просветитель, общественный деятель (1869—1937)

На 3 года младше Аитовой была Мухлиса Буби (настоящее имя Мухлиса Нигматуллина) — общественный и религиозный деятель, просветительница и первая женщина в России — шариатский судья.

Буби родилась в деревне Иж-Буби Сарапульского уезда Вятской губернии (сейчас территория Агрызского района Татарстана) в религиозной семье. Ее отец основал медресе в деревне, а позднее два брата Мухлисы преобразовали его в новометодную школу. В начале XX века Мухлиса вместе с родственниками открывает в Иж-Буби 6-летнюю женскую школу, а в 1908-м — медресе «Иж-Бобья» для женщин-мусульманок, которое через 4 года закрывают губернские власти. Мухлиса Буби перееезжает в Троицк Оренбургской губернии, где в 1914 году открывает женскую учительскую семинарию «Даруль-мугаллимат».

Но настоящая известность к Мухлисе пришла в революционный период. На I Всероссийском мусульманском съезде в Москве в сентябре 1917-го случилось неслыханное — она была избрана кади (шариатским судьей) Центрального духовного управления мусульман. Далеко не все мусульманские деятели это приняли — абсолютное большинство их составляли, понятно, мужчины. Тем не менее Мухлиса спокойно работала в этом качестве в Уфе, попутно публикуя в печати статьи о необходимости, как мы сейчас сказали бы, гендерного равноправия (но без нарушения догматов ислама).

В ноябре 1937 года она была арестована по обвинению в участии в «контрреволюционной повстанческой националистической организации Башкирии» и через месяц расстреляна.

15. Нагима Абдувалиева, мать Чингиза Айтматова (1904—1971)

Мать писателя Чингиза Айтматова родилась в 1904 году в Караколе (Пржевальск) на Иссык-Куле, но ее предки родом из Татарстана. Родиной отца Нагимы была деревня Мачкара Кукморского района. Мать Нагимы Газиза тоже была татаркой, из знатной сибирской семьи. Абдувалиевы были купеческой семьей, сама Нагима вспоминала, что в семье всегда отмечали мусульманские праздники, все дети учились в медресе.

Тем не менее после революции Нагима вступила в комсомол, позже стала заведующей отделом Каракольского комитета комсомола и активным «борцом против униженного положения женщин Востока». В конце 1920-х годов она возглавила движение по раскрепощению женщин-мусульманок — выступала против калыма, многоженства, ранних браков, продажи детей, девушек, женщин и преследования женщин, снявших паранджу.

После ареста и расстрела в 1938 году мужа, партийного работника, Нагима осталась с четырьмя детьми на руках. Тем не менее она вырастила их, преодолев все трудности, в том числе военного времени. Очень похоже на историю еще одного Чингиза, не правда ли, спрашивает Реальное время.

Рисунки: татарская царица Казани Сөембикә

ВСЕ НОВОСТИ

При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.muslim-info.com обязательна.
Администрация и редакция сайта за содержание статей и высказывания пользователей на Форуме и Гостевой книге сайта, ответственности не несет.