Мировые новости

Гаяз Исхаки в Иерусалиме

05.01.2017
Гаяз Исхаки в Иерусалиме

«Реальное время» впервые публикует перевод обращения 1931 года татарского общественного деятеля, покинувшего Советскую Россию

Гаяз Исхаки известен, пожалуй, многим не только как писатель, но и политик. За свою политическую активность он был вынужден покинуть родину, но и в эмиграции он не потерялся. Его наследием, к сожалению, занимаются не так много ученых. Историк Алсу Хасавнех — одна из таких исследователей. Специально для «Реального времени» она приводит перевод резонансного обращения Исхаки к мусульманам мира, с которым он выступил в Иерусалиме в 1931 году. Думаем, новый исторический источник будет интересен широкому кругу читателей.

К сожалению, огромное количество книг и трудов Г.Исхаки остается еще неизученным. Тот факт, что статьи писателя были опубликованы в ведущих изданиях целого ряда стран Ближнего Востока, десятка западных стран, таких как Германия, Англия, Франция, Италия, Румыния, Польша, Венгрия, на многих языках мира, свидетельствует о масштабности его политической деятельности.

С 6 по 17 декабря 1931 года в г. Иерусалиме проходил Мусульманский конгресс, активное участие в деятельности которого принял и Гаяз Исхаки. На нем он выступил с докладом «Важное послание Всеобщему Исламскому Конгрессу «О положении мусульман в России» на арабском языке. В деятельности Конгресса принимали участие видные представители со всего мусульманского мира — государственные деятели, представители религиозных общин, ученые, бизнесмены, представители различных партий, большое количество журналистов.

Гаяз Исхаки, будучи представителем мусульман Идель-Урала, принимал в нем самое активное участие. Его пламенная речь, обращенная к умам и сердцам братьев-мусульман, стала резонансной и, по сути, является интересным историческим источником, который передает дух, который витал в среде части татарской интеллигенции, покинувшей Родину.

Важное послание Всеобщему Исламскому съезду «О положении мусульман в России» при посредстве делегата от мусульман к съезду Гаяза Исхаки

Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного

Братья-мусульмане!

Россия — государство, которое развивалось, упрочивалось на фоне кровопролитных сражений и войн с исламскими государствами, страна, навязывавшая им свои права и порядки. И после этих войн, продолжавшихся на протяжении трех веков, в 1552 году она взяла бразды правления над Казанью в свои руки, включив ее территорию в рамки государства Российского. После этого, спустя несколько лет, пали Сибирское и Астраханское княжества. Эти государства, коренное население которых было когда-то выходцами из Древнего Булгара, приняли ислам в 922 году. Все конфликты и войны с Русью, по сути, принимали форму религиозных войн между мусульманами и христианами. Один из русских царей — Иван IV, известный своей жестокостью и деспотичностью, не взошел на престол простым путем, а завладел мусульманскими государствами, разграбил их, зарезав огромное количество их жителей, разрушил религиозные здания, уничтожил их служителей, а у оставшихся в живых отнял все гражданские права. Он проявил некоторое снисхождение только к приверженцам языческих верований, правоверных же ввергнул в крайнюю нужду, насильно крестил сотни тысяч мусульман, запретил им проживать в Казани — их столице, а также ее окрестностях — менее чем на сорок километров. Крымские и османские правители были в курсе всех этих притеснительных действий, происходящих время от времени на соседних территориях. Они пытались защитить мусульман региона Идель-Урал, однако их попытки не были настойчивыми и оканчивались неудачами. Тем временем мусульмане тайно воздвигали мечети, вынуждены были жить под вымышленными именами и, сохраняя веру в душе, продолжали исповедовать свою религию. Несмотря на массовое уничтожение мусульман, сожжение их школ, библиотек и мечетей, в положении непрерывающейся войны с духовенством и правительством государства Российского им удалось сохранить священные принципы ислама. В одной только Казани за 1742 год было разрушено 418 мечетей.

Екатерина Великая, которая взошла на российский престол в XVIII веке, притягивала на свою сторону страны Востока с помощью экономической политики. Было принято решение присоединить к России крымские княжества. В связи с этим в угоду мусульманам Идель-Урала были предприняты соответствующие меры. Так, мусульманам Казани правительница разрешила сооружение мечетей и медресе. В 1788 году под своим руководством она основала организацию под названием «Шариатский суд Мухаммадия», во главе которой назначила муфтия; члены ее были избраны из рядов ученых-богословов. Мусульманам многих областей и регионов были возвращены права и предоставлена возможность исламского возрождения; они снова могли сооружать мечети и назначать в них муэдзинов.

На фото:  С 6 по 17 декабря 1931 года в г. Иерусалиме проходил Мусульманский конгресс, активное участие в деятельности которого принял и Гаяз Исхаки.

Мусульманам, проживающим за пределами Российского государства, также были предоставлены некоторые свободы. Но Екатерина после захвата Казани не преминула изменить политику по отношению к мусульманам Идель-Урала. Однако у нее на то время было недостаточно сил на закрытие мечетей, и это обстоятельство вынудило ее также оставить «Шариатский суд Мухаммадия» в прежнем его положении.

Согласно воле правительницы, новые храмы должны были возводиться под надзором христианских священнослужителей.

Прикрываясь этим решением, миссионерские общества, которые существовали за счет государственной помощи, вели себя вызывающе по отношению к мусульманам. Они принялись организовывать группы служащих и посылать их в мусульманские деревни с тем, чтобы те вели в народных массах пропагандистские беседы. Эти люди говорили о том, что в связи с приростом населения в деревнях ощущается недостаток земельных наделов. Поэтому правительство намерено расширять их земли за счет государственных. Однако жители деревень сами должны изъявить об этом желание и пройти особое предписание. Для этого в первую очередь они должны будут написать заявления, поставить под ними свои подписи, заверить их особыми печатями в официальных органах. Затем им вручат бумаги с текстом на русском языке, где они также должны будут поставить свои подписи. И этим «несчастным» разъяснят, что в надел им даруется земля из государственного запаса (как молния, не предвещающая дождя, или мираж). Уже после того, как у них будут сняты отпечатки их пальцев, эти люди объявят, что население принимает христианскую веру согласно их волеизъявлению. Через какое-то время в деревни будут стекаться христианские священнослужители, которые начнут проповедовать и обучать мусульман новой вере. Те из жителей, кто вознамерится призывать людей к исламу, будут объявлены вероотступниками и заключены под стражу в тюрьму, после чего высланы в Сибирь.

Таким образом, при помощи этого способа число мусульман, поменявших свою веру на христианскую, достигло в Волго-Уральском регионе более трехсот тысяч. И сверх того, российское государство издало закон, предусматривающий наказание мусульманам, резко критикующим представителей властей. Однако они, — как сказано в законе, — получат помилование в том случае, если примут христианскую веру. Также крещеные татары освобождаются от всех налогов, и, наоборот, представители знатной верхушки мусульман, отказавшиеся принять христианскую веру, предадутся конфискации имущества, будут изгнаны с родных земель и лишены всех прав (из текста Императорского указа, 1681).

Но, несмотря на все эти меры, мусульманам Идель-Урала удавалось сохранять в душе сильные и устойчивые исламские чувства. Тысячи и сотни тысяч мусульман были брошены в тюремные застенки на пути защиты их религии, где они подверглись мучительным наказаниям. В такой сложной ситуации мусульмане пребывали вплоть до 1905 года.

Когда Россия испытала горечь поражения в войне с Японией в том же году, и в стране случилась анархия, все это способствовало возвращению многих свобод и предоставило мусульманам Идель-Урала возможность заниматься издательским делом, создавать свои политические партии, многое осуществить в деле национального и религиозного освобождения. Около ста пятидесяти тысяч мусульман, ранее вынужденно принявшие христианство, воспользовались этими свободами и вновь вернулись к исламским ценностям. Что касается другой части мусульман, то они не стали выражать своих желаний в ответ на устрашающие угрозы. Многие испытали значительные затруднения в деле перевода «Шариатского суда Мухаммадия» в избирательную организацию из числа мусульман, однако российское правительство со всей решительностью отвергло эту перспективу, и «Шариатский суд Мухаммадия» остался в прежнем состоянии.

Мусульмане в Крыму

Крым присоединился к России в 1773 году. Согласно договору, существующему между Турцией и Россией, последняя признала независимость Крыма в вопросах религии и согласилась на то, чтобы жители Крыма были полновластными хозяевами своих богатств. Свобода вероисповедания действовала в Крыму вплоть до начала XIX века.

Потихоньку обстоятельства менялись, и Россия не могла обойти вниманием тот факт, что Крым обладает несметными богатствами и выгодным географическим положением. Самыми разнообразными хитрыми путями она присвоила часть этих богатств в пользу императорской казны. Другая часть средств, в том числе золотом, перешла в руки представителей власти, военному командованию и высшим чиновникам. Все финансовое управление сосредоточилось под ведомством русских чиновников, во главе которых стоял министр внутренних дел. И лишь небольшая часть из этих финансовых средств расходовалась на нужды мусульман: в то время, когда на расходы для войны, в частности на жалование военным, было потрачено около ста тысяч рублей, что приравнивается к десяти тысячам пятистам лир золотом, на постройки мечетей, мусульманских школ выделено не более десяти тысяч рублей. Остальное хранилось в казне. К началу Первой мировой войны из этих средств около миллиона рублей было выделено на пожертвования обществу Красного креста.

Мусульмане в Туркестане

Что касается Туркестана, то он присоединился к России во второй половине XIX века. Притеснения и гнет, которые обрушились на мусульман Туркестана, были гораздо более жесткими, нежели в Казани. И здесь русские завоеватели проявили свои зверство и чудовищность по отношению к мусульманам и их организациям. И когда они захватили территорию Туркестана, то большая часть земель и недвижимого имущества в городах оказалась во власти русского правительства.

Однако эти казенные средства не расходовались в Туркестане для мечетей и медресе, а переходили на устройство бассейнов, строительство дорог и плотин, освещение дорог, развитие сторожевых постов. В то время, когда количество мусульман в Туркестане достигало 99 процентов и Исламские суды были широко распространены, русское правительство шло на любые происки и интриги для установления контроля над финансовыми счетами исламских организаций.

Затем русский чиновник — один из знатоков Востока, понимающий суть восточной психологии, собрал меджлис мусульманских ученых-богословов и задал им вопрос: что скажет шариатский суд о собственности? Ученые ответили, что в исламе не существует вопроса о земельной собственности. Опираясь на этот ответ, они призвали упразднить господство ислама, затем объявили о конфискации благотворительных средств, а также имущества многих людей. Они распределили земельные участки между русскими эмигрантами, а конфискованные деньги положили в казну под присмотр казначейства.

Что касается школ, до которых не дошли финансовые средства из государственной казны, то они были закрыты, мечети — разрушены, дороги — разбиты. Несмотря на то, что коренной народ Туркестана исповедует одну, единую для всех религию, говорит на одном языке, имеет свою культуру, людям этой страны запретили обращаться в единую инстанцию по вопросам религии. Территорию Туркестана поделили на отдельные округи, но каждый город этого религиозного управления в корне отличался от другого. Такое положение дел продолжалось вплоть до 1917 года.

Мусульмане Кавказа

Кавказ не вошел полностью под протекторат Российского государства, это случилось только во второй половине XIX века после длительной войны под знаменем борца за правое дело — имама Шамиля. Большая часть жителей этого региона — мусульмане, а для части из них — шиитов — религиозным «маяком» являлся Иран. Сунниты же, число которых значительно превалировало над шиитами, ориентировались на Турцию.

Если рассматривать разделение народа этого большого по протяженности территории мусульманского региона с национальной точки зрения, то это — двадцать племен; состав исламских организаций здесь был местным. Вместе с тем русские чинили множество препятствий по отношению к мусульманам Кавказа. Но присутствие их по соседству с турками препятствовало им как следует обосноваться здесь и продолжать свою колониальную политику. Однако насильственное крещение имело дальнюю перспективу. Половина племен Кавказского региона почитала христианскую религию, и это явилось результатом действий со стороны русского правительства. С древних времен исламские государства Кавказа под предводительством султанов славились своим могуществом и благополучием.

***

Под страхом угроз большое количество мусульман живут отлученно от своих родных земель, в различных уголках России. В этой стране не найдется и кусочка земли, куда не проникла бы мусульманская торговля, и где не звучал бы звук азана. Мусульмане — переселенцы из Идель-Урала занимаются торговлей, организовывают для себя колонии-поселения. Они основали исламские организации, укрепили и усилили функционирование университетов и школ в таких столицах России, как Москва и Петербург. Самой дальней мечетью на севере страны является мечеть в Архангельске на берегу Белого моря, которую построили татары.

С давних времен в России наметились большие регионы массового проживания мусульман: в Туркестане — 14 млн, на Кавказе — 7 млн, в Идель-Урале — 7 млн, в Крыму — 0,5 млн, в Сибири — 1 млн, в центральной России — 800 тысяч. Таким образом, общее количество мусульман на территории России в настоящее время приблизилось к 30 миллионам.

До Первой мировой войны у мусульман не было единого управления по делам религии, так как российское правительство не способствовало развитию таких управленческих институтов. Но в Идель-Урале действовал «Шариатский суд Мухаммадия». Однако русское правительство, вопреки желанию мусульман-казаков и киргизов, старалось объединить их под своим знаменем. В Крыму был организован Центр по фетве (фетва — в мусульманском праве заключение или решение, принимаемое муфтием, – прим. авт.). Что касается правомочности шариатского суда, то она была ограничена в таких вопросах, как решение дел по разводам, бракосочетанию и разделу наследства. Надо отметить, что право на имущество, завещанное на благотворительные цели, в Идель-Урале было отменено.

Вплоть до 1926 года мусульмане могли сохранять свои религиозные организации посредством инструкций местных чиновников, но после 1926 года Советское правительство дало указание членам Коммунистической партии относиться с крайней неприязнью к враждебной религии, которая «является опиумом для народа». В Татарстане, Башкортостане, Идель-Урале, Крыму, Азербайджане, на Северном Кавказе, в Туркестане началось нашествие на исламскую религию. Правительство начало враждебную против мусульман кампанию при помощи гражданских, военных, судебных исполнительных органов. В результате через два года регионы с преобладающим числом жителей из мусульман оказались в следующем положении:

Политических и гражданских прав лишились служители религии ислам, запрещено религиозное образование среди мусульман.

Окончательно закрылись религиозные школы во всех исламских регионах, а в их зданиях разместились военные казармы для русских.

Воспрещено давать детям религиозное воспитание. В государственных школах обучение принимает антирелигиозный характер и становится атеистическим.

Мусульманские ученые подверглись гонениям и преследованиям, многие из них были физически уничтожены.

Объявлено, что здания мечетей и благотворительных организаций являются имуществом русского правительства, после чего все эти здания распродали с молотка. Мусульмане вынуждены арендовать мечети для проведения в них богослужений. Правительство наложило на них чрезмерно высокие налоги, так как эти организации входили в разряд «вредоносных».

Высокими налогами были обложены и те лица, которые выступали против государственной политики. В том случае, если люди не в силах были выплачивать такие налоги, государство конфисковывало их имущество, «неблагонадежных» высылало в Сибирь. Дети мусульманских священнослужителей не могли поступать ни в школы, ни на работу. Так, в одном только Башкортостане число уволенных с работы мусульманских священнослужителей достигло 384 из общего числа 3100.

Государство не связывало руки членам компартии в предпринимаемых ею мерах против мусульман. Были созданы атеистические общества, которые начали вести атеистическую агитацию и призывали всех граждан страны вступать в их ряды. В период с 1926 по 1928 годы члены этих обществ, обычно в праздничные дни во время пятикратных молитв, ходили к мечетям, обходили их вокруг, устраивали беспорядки и смуту, распевали песни, выкрикивая ругательства в адрес пророка Мухаммада (мир ему и благословение) и религии ислам в то время, как выстроившиеся там солдаты аккомпанировали на музыкальных инструментах. Эти люди писали записки, оповещающие о наступлении великого мусульманского праздника жертвоприношения (Курбан-байрам), подвешивали эти записки к хвостам свиней и пускали их кружить вокруг мечетей. Они же резали этих бедных животных на мясо, затем кормили этим мясом студентов, говоря им, что это жертвенное мясо к празднику. События эти находили место и в других областях и городах России. И тот, кто пытался противодействовать этим действиям русского правительства, будь то мужчина или женщина, подвергался тюремному заключению.

Число закрывшихся мечетей в Татарстане только в 1928 году достигло 1500.

На основании приказа правительства Москвы от 1929 года «О закрытии всех мечетей в Идель-Урале» прекратили свое функционирование 7000 мечетей; в одной Казани, где проживало в то время более 100 тысяч человек, и этот город являлся центром для мусульман, — 22 мечети. Однако правительство оставило функционировать некоторые мечети в наиболее крупных городах России, таких как Петербург, Москва, Харьков — как «частицы пепла» в глазах престарелых мусульман из-за границы, а также послов, прибывающих из исламских стран.

В казанских типографиях, выпускавших религиозные и литературные книги, издавались около 200 тысяч Коранов и миллион частей (джуз) из Корана, которые затем расходились по читателям-мусульманам всей России. Так продолжалось до тех пор, пока большевистское правительство не захватило эти типографии в свои руки и запретило издавать в них мусульманскую литературу. На протяжении первых 14 лет правления большевиков не было выпущено ни одного издания Священного писания мусульман, ни одной религиозной книги. Запрещалось также ввозить книги религиозного содержания из-за границы. Что же касается всех тех изданий Корана и богословских книг, собранных из домов мусульман, то они послужили топливом.

В то же самое время правительство при посредстве атеистических обществ напечатало книги, критикующие ислам, после чего они в принудительной форме были розданы среди правоверных. Такое положение дел длилось вплоть до начала 1930 года. В то время католическая церковь во главе с Римским Папой наметила для себя очередную «мишень» в лице России для своей пропагандистской политики. Католический мир призывал вести борьбу против большевиков. В этом протесте участвовал и сам архиепископ Кентерберийский, который возглавлял и англиканскую церковь. Весь христианский мир в те годы восстал, защищаясь от России, и правительство большевистской Москвы было вынуждено изменить свою политику в отношении христиан и предоставить им относительную свободу. Когда «Освободительный комитет мусульман Идель-Урала» был информирован об этих изменениях, он выпустил прокламацию на арабском, персидском, турецком, французском и немецком языках, в которой раскрывалось положение мусульман России. Члены комитета также прибегали к особым обращениям в этом деле. Так, например, через иммигрантов из Идель-Урала они посылали в Польшу, Германию, Румынию, королям Египта, Хиджаза, Ирана, Афганистана, президенту Турции, в различные исламские организации мира телеграммы и депеши с просьбой вмешаться в эту проблему. Также и иммигранты, прибывшие в страны Европы из Идель-Уральского региона, просили глав европейских держав, Папу Римского, архиепископа Кентерберийского обратить пристальное внимание на это дело. Наш Комитет посылал в печатные органы европейских и исламских стран огромное количество бюллетеней, которые вызвали много шума в средствах массовой информации этих государств, в особенности на страницах периодических изданий Польши, Румынии, Финляндии, Италии и некоторых печатных органов Англии. Эти события нашли отголосок в виде больших статей в ведущих изданиях европейских стран.

Вместе с тем многие главы иностранных государств обещали проявить помощь в решении наших проблем, однако, к большому сожалению, большинство из иностранных государств не проявили к мусульманам России сочувствия и благожелательного отношения.

Папа Римский и глава англиканской церкви архиепископ Кентерберийский в ответ на послание комитета написали, что, несмотря на все усилия комитета, Мухафазы (административно-территориальная единица, во главе которой стоит мухафиз, — прим. авт.) в борьбе за свободу мусульман, ни его величество король Хиджаза Ибн Сауд Хами аль-Харамин, ни ученые университета аль-Азхар, ни мусульманские ученые-богословы других крупных мусульманских центров не склонны проявлять внимания к стонам тридцати миллионов страждущих мусульман и оказывать им моральной поддержки. Европейской прессе в какой-то мере удалось устрашить большевиков; в какой-то мере их отпугнули и протесты «Освободительного комитета Идель-Урала».

Для того, чтобы ослабить большевистское правительство под влиянием этих протестов, муфтий мусульман России хазрет Ризаэддин б. Фахреддин обратился в Москву с призывом не спешить опровергать то, что содержится в протестах. Муфтий проявил решительную твердость в деле религии и потребовал предоставления для мусульман их свобод. Под влиянием такой настойчивости большевистское правительство обещало проявить некоторую помощь мусульманам и разрешило им вновь открыть небольшую часть ранее закрывшихся мечетей, а также вернуть на службу некоторых имамов.

Однако эти уступки не имели продолжительной истории, так как большевистское правительство не прислушивалось к мировому голосу исламской общественности. Только в 1931 году оно вновь вернулось к насильственной политике по отношению к мусульманам и окончательно упразднило Министерство по делам религии.

К 1931 году во всей России не осталось ни одного медресе, готовившего имамов и муэдзинов, ни одной школы, дающей религиозное образование детям тридцатимиллионного мусульманского населения, ни единой типографии, выпускающей религиозную литературу, ни единой организации, ведомства по делам религии. И вот он, атеизм, усвоивший опыт искоренения ислама из государственных школ, вменил в обязанность молодым людям, если они желали получить профессию или устроиться на работу на завод или в какое-либо другое место, прежде заявить о том, что они отказались от религии ислам в письменном виде за их подписями. Служащие из мусульман вынуждены оборвать все связи с исламом ради сохранения их места работы, какой бы ничтожной она ни была.

Немедленно увольняли тех рабочих или служащих из числа мусульман, кто оформил свои брачные отношения путем никяха или назвал своего ребенка исламским именем, или читал «Фатиху» по душам умерших родителей и т.д.

***

Нет греха в том, что Исламский конгресс не будет занимать созерцательной позиции по отношению к тому положению, в котором оказались мусульмане России, лишившиеся всех прав. Он видит свою миссию в возвращении свободы мусульманам, проживающим внутри России. «Освободительный комитет Идель-Урала» отправил меня в качестве своего представителя в ваш Конгресс ходатайствовать в содействии получения моральной помощи. Наш Комитет возложил большие надежды на то, что я смогу донести до вас мнения и чаяния братьев-мусульман из Крыма и Туркестана, которые также вынуждены на сегодня терпеть гонения и притеснения. И у них всего лишь одно крыло для того, чтобы избавиться от этого кошмара, который угрожает всему исламскому существованию.

Председатель «Освободительного комитета Идель-Урала» Г.Исхаки.

Алсу Хасавнех

______________________________________

Справка

Гаяз Исхаки — деятель татарского национального движения, писатель, публицист, издатель и политик.

Родился 23 февраля 1878 года в деревне Яуширма (ныне село Кутлушкино Чистопольского района Татарстана). Происходил из мишар.

Учился в медресе города Чистополя и Казани.

В 1899 году поступил в русскую учительскую школу г. Казани.

Его первое произведение «Радости познания» вышло в свет в 1896 году.

В мае 1917 года в Москве состоялся первый Всероссийский съезд мусульман. Гаяз Исхаки принимал активное участие в подготовке и проведении этого съезда.

В 1920 году, после окончательного установления власти большевиков в Поволжье и на Урале, Гаяз Исхаки был вынужден покинуть свою страну.

В эмиграции Гаяз Исхаки занимался в основном политической работой, но и не прекращал свою литературную деятельность.

В 1928 году он начал издавать в Берлине журнал «Милли юл» (Национальный путь).

В 1934—1938 годах Гаяз Исхаки совершил поездку по Маньчжурии, Корее, Японии, Арабскому полуострову и Финляндии. Посещал Польшу.

Позже Гаяз Исхаки переселился в Турцию, где продолжил свою политическую и литературную деятельность. В течение пятидесятилетней политической, публицистической и литературной деятельности Гаяз Исхаки стал инициатором издания свыше десяти татарских газет и журналов и написал около пятидесяти литературных и публицистических произведений, которые до сих пор не теряют своего значения.

Гаяз Исхаки скончался в Анкаре в 1954 году, похоронен был на кладбище Эдернекапы (Стамбул, Турция).

_________________

Алсу Ахмадулловна Хасавнех — старший научный сотрудник Института языка, литературы и искусства АН РТ, кандидат филологических наук.

Родилась в Казани.

В 1994 году окончила Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина. Факультет татарской филологии, истории и восточных языков. Специальность: татарский язык и литература.

В 1995—2001 годы — аспирантура (кафедра татарской литературы КГУ).

В 1998—2000 годы — научная стажировка в Иорданию с целью сбора ценных материалов по теории суфийской поэзии.

В 2002 году защитила кандидатскую диссертацию на тему: «Этико-эстетические воззрения поэта-суфия XIX века Ахметзяна Тубыли».

Основные направления научных исследований: татарская суфийская литература XIX—начала XX века; мусульманские деятели Поволжья и Урала.

ВСЕ НОВОСТИ

При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.muslim-info.com обязательна.
Администрация и редакция сайта за содержание статей и высказывания пользователей на Форуме и Гостевой книге сайта, ответственности не несет.